Избранники муз



"Край - отчизна поэтов!
Здесь всюду жива
Память их, населением чтимая...
Здесь языковских песен не замер призыв...
Карамзинская статуя медная...
Гончаровым прославленный в роще обрыв...
И могила Минаева бедная...!

      П. А. Александров

      Действительно, наш край – отчизна поэтов. Кто только не бывал здесь, не жил, не работал! Автор «Истории государства Российского» Н.М.Карамзин, поэт Н.М. Языков, создатель знаменитого «Обломова» И.А. Гончаров; автор известной песни «Из–за острова на стрежень» поэт Садовников и его собрат по перу Д. Минаев.
     В окрестностях Симбирска жили и творили герой Отечественной войны 1812 года Д. Давыдов и поэт Н. Огарев. В этих краях вдохновенно работалось писателям С. Аксакову и П. Анненкову, несколько раз посещал Симбирск А.С.Пушкин. Здесь задумывал С. Скиталец «Дом Черновых» и собирала материал для своей «Ленинианы» М. Шагинян.
                                        Н.А.Романенко, учитель МБОУ СОШ №9 г Ульяновска
Поэты-симбиряне









Поселок Цильна Ульяновской области – родовое гнездо Анны Ахматовой


Тринадцатилетняя Аня Горенко в Царском Селе © /anna.ahmatova.com / АиФ
Недавно прошла дата, которая осталась практически незамеченной: 11 июня исполнилось 125 лет со дня рождения великой русской поэтессы Анны Ахматовой
         Анна Андреевна Ахматова придавала огромное значение истории своего рода, знала о нем практически всё, однако мало кому известно, что у неё были и симбирские корни.
Правнучка отставного поручика.

                Симбирский помещик Егор Мотовилов (1781-1837), владевший имением в Цильне, что в шестидесяти верстах от Симбирска и несколькими сотнями крестьян, был прадедом поэтессы по материнской линии.Егор Николаевич в молодости служил артиллеристом в русских гарнизонах на Северном Кавказе, но уже в 1801 году вышел в отставку в чине поручика и поселился в своем имении. Слыл он на всю округу богатым и рачительным хозяином, человеком независимым, даже гордым, нелюдимом, извечным домоседом и убеждённым сторонником домостроя. Ни с кем из соседей почти не общался, а домашних держал в невероятной строгости. Он даже дочерей отдавал замуж «вслепую»: не только они ни разу не видели своих женихов до свадьбы, но и женихи ничего не знали о будущих невестах. Но такой порядок в те времена не был исключительным – скорее, он вполне соответствовал представлениям провинциального дворянства о нравственности и христианских добродетелях.Среди этих женихов был Эразм Стогов, историк, офицер, впоследствии дослужившийся до полковничьего чина. Он писал об отце своей невесты Анны Егоровны: «Чудак, но ни одно сословие не сказало о нем дурного слова: купцы говорили — честный барин, помещики — чудак, но честный, мужики называли отцом родным, чиновники — боялись затронуть его, богатые называли его скупцом, бедные — благодетелем. Любви к нему не выражалось, но и не ходило о нем ни одного анекдота».
«Заняла» фамилию у прабабки.
             Инна, младшая из шести дочерей Эразма Стогова и Анны Егоровны, впоследствии вышла замуж за Андрея Антоновича Горенко, капитана 2-го ранга в отставке, инженер-механика флота и публициста, преподавателя Морского училища в Петербурге, который и стал отцом Анны Ахматовой.Кстати, симбирский прадед Анны Ахматовой сыграл в ее судьбе значительную роль, хотя она никогда не бывала в Симбирске. Егор Николаевич был женат на Прасковье Федосеевне Ахматовой. Именно фамилию прабабушки взяла поэтесса в качестве псевдонима, под которым она и приобрела поистине мировую известность. А саму Анну Андреевну назвали в честь бабушки, дочери Прасковьи Федосеевны — Анны Егоровны.
Анна Горенко в ранней юности прочитала воспоминания деда, опубликованные в журнале «Русская старина», и поэтическое воображение тринадцатилетней девочки соединило их со школьными сведениями о хане Ахмате и конце монголо-татарского ига Руси. И вот уже она причислила себя числу потомков последнего представителя рода Чингиз-Хана.Именно эта «бабушка-татарка» стала частым героем стихов поэтессы:
«Мне от бабушки-татарки
Были редкостью подарки;
И зачем я крещена,
Горько гневалась она».
                 Впрочем, современники вспоминают, что Анна Андреевна нередко игру своего воображения возводила в степень реальности. Например, Анатолий Найман в одном из своих рассказов об Анне Ахматовой писал: «С такой же определенностью говорила она, что ее дед по матери, Эразм Иванович Стогов, «жандармский полковник», проходил мимо Пушкина в анфиладах Третьего Отделения (хотя знать она могла только, что он с 1834 года служил жандармским штаб-офицером в Симбирске)».
                        Впрочем, поэзия – это, кроме всего прочего, ещё и зыбкая грань между реальностью и игрой воображения, которая оставляет след в будущем, возможно более яркий, чем любая быль…

Комментариев нет:

Отправить комментарий